Антаков С. М., к. ф. н., доцент, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского, Н. Новгород.

Имеет место хорошо известный дуализм теоретического (учёного) знания, субъект-объектный дуализм, соответственно, исторического и естественного знаний1. Согласно В. Дильтею, который в этом отношении находится под очевидным влиянием Гегеля, естественное познание есть познание чуждого духу (и низшего), то есть природного. Историческое же познание есть самопознание духа. Дильтей противопоставляет их, как это мог бы сделать кантианец, Гегель же подчиняет первое второму2.

Подобно знанию, вера тоже двойственна. Она негативна и позитивна, а значит, пессимистична и оптимистична, нуждается в кантианском дуализме и гегельянско-позитивистском монизме, в фундаментализме (который требует собственно логического обоснования себя – иным) и нефундаментализме (который есть историческое самообоснование).

Позитивное и негативное относительны, однако известная философия позитивизма задала свою «точку отсчёта» (а именно, имманентное) для всех, позитивистов и непозитивистов (стало быть, негативистов). Можно считать общепринятым, что позитивна та мысль, которая утверждает ценность единственно имманентного бытия и отрицает трансцендентное бытие. Негативна мысль, утверждающая бытие негативного (трансцендентного) и его высшую ценность, следовательно, принижающая ценность позитивного (имманентного).

Сказанное позволяет лучше понять, что позитивизм явно или неявно исходит из тождества бытия и сознания (мышления), негативизм же растождествляет их. Последнее, по существу, означает бытие метафизического бессознательного (или немыслимого). Отождествление (растождествление) бытия и мышления является наиболее строгим и сильным критерием позитивизма (негативизма). Я обращаю внимание на то, что, – и это скорее тавтологическая истина, чем требующий обоснований вывод, – источником философского, мировоззренческого позитивизма является соответствующая позитивистская вера. Определить её и её противоположность теперь нетрудно.

Согласно установившейся традиции понимания позитивного и негативного, вера в бытие трансцендентного (иррационального) есть негативная вера. Её можно выразить сакральными предложениями «Я лгу», «Грешен», «Моя вина» и т.п. Вера в небытие трансцендентного, в единственность имманентного (рационального) есть позитивная вера, выражаемая предложением «Аз есмь», лютеровским «На том стою и не могу иначе» и др. Из данных определений веры ясно, что речь идёт не о религиозной вере, а о более общем понятии веры. Религиозная вера получает своё определение добавлением к общей вере в трансцендентное веры в Спасение (бессмертие, личное в христианстве и безличное в буддизме), а также придании трансцендентному понятийной (логической) формы божественной личности.

Позитивная вера рациональна, негативная – иррациональна, а категории рационального и иррационального как раз и надо определять через «позитивное» и «негативное», а не так, как это делает Н.С. Мудрагей3.

Дуализм истины, подразумеваемый средневековыми схоластами, есть также дуализм веры. Научное знание хочет обойтись без Бога, то есть без субъективного непознаваемого начала, которое в новой науке не считается объяснительным началом. Иными словами, наука хочет быть позитивной. Это и вызвало раздвоение истины.

То, что позитивизм закрепил за собой свое самоназвание, заставляет назвать веру в Бога негативной верой, хотя эта вера ничего не отвергает и ценностно-позитивна, тогда как позитивистская вера, признавая полноту имманентного бытия, именно поэтому отвергает иррациональное, непознаваемое, а с точки зрения Канта, выраженной им при оценивании тезисов и антитезисов антиномий чистого разума, этически-негативна.

Лучшее обоснование дуализма веры основывается на категории метафизической нелинейности (бытия относительно мышления) и извлекается, помимо прочего, из работ Хайдеггера «Что такое метафизика?» и С. Франка «Свет во тьме».


1 Историческое знание могло претендовать на теоретичность уже с середины XIX века, но его теоретический статус до сих пор не столь ясен, как в случае естествознания.

2 По логике гегелевского мышления, познание природы подчинено самопознанию духа, позитивное познание есть момент негативного познания, так что можно говорить о финальном тождестве негативизма и позитивизма.

3 «Рациональное – это логически обоснованное, теоретически осознанное, систематизированное универсальное знание предмета, нечто «в масштабе разграничивания» (М. Хайдеггер). Это – в гносеологическом плане. В онтологическом – предмет, явление, действие, в основании которых лежат закон, формообразование, правило, порядок, целесообразность. Рациональное явление прозрачно, проницаемо, <…> подвластно рационально-теоретическому определению посредством четких понятий, всеобщих категорий; оно имеет коммуникабельный характер, то есть способно быть вербально передаваемо другому» (Мудрагей Н.С. Очерки истории западноевропейского иррационализма. М.: Наука, 2002. С. 5).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *